Что такое ваучерная приватизация

«Объегорили-обгайдарили»: годовщина приватизации имени Чубайса

Что такое ваучерная приватизация

В августе 1992 года в России стартовала едва ли не самая масштабная реформа последних десятилетий — ваучерная (чековая) приватизация. Россиянам тогда объяснили, что советская модель себя изжила и, чтобы ускорить приближение «светлого будущего», необходимо провести приватизацию государственной собственности.

То есть каждый россиянин мог приватизировать, прикупить «кусочек родины» и стать полноценным собственником ее богатств: нефти и газа, заводов и пароходов, жилых зданий и парикмахерской за углом.

Государство было признано неэффективным собственником, в чем граждан даже и убеждать не надо было. В 90-е годы после развала СССР стоимость жизни выросла, а сама жизнь ничего не стоила. Разрухой и бандитизмом 90-х годов до сих пор пугают новое поколение обывателей.

Ситуация в экономике действительно была катастрофической: цены взлетели, многие предприятия закрылись, налоги в бюджет не выплачивали, зарплаты задерживались.

Нависла угроза остановки работы жизнеобеспечивающих предприятий транспорта, водоснабжения, электроэнергетики. Тогдашний глава ЦБ Виктор Геращенко распорядился для пополнения оборотных средств включить печатный станок.

Но выпущенного в оборот 1 трлн рублей хватило ненадолго.

Тогда правительство решило собрать деньги с населения. Всю российскую собственность оценили на глазок в 1,4 трлн рублей. Каждому гражданину России Сбербанк должен был открыть именной приватизационный счет, на который должны были зачисляться деньги от продажи приватизируемого госимущества.

Это была схема, проверенная другими странами. Была и такая идея: постепенного выкупа собственности за средства, накопленные населением на «сберкнижках».

Но правительству необходимо было срочно провести приватизацию, пополнить казну и не дать стране развалиться.

Короче говоря, план с приватизационными счетами не был реализован. В итоге взяли за основу чешскую модель — чек (ваучер). Вместо открытия счетов населению решили раздать ваучеры. Бесплатно. Точнее, за 25 рублей, на которые фактически ничего нельзя уже было купить.

Номинальная стоимость ваучера составила 10 тыс. рублей, исходя из оценки госимущества. Андрей Нечаев, министр экономики России (1992-1993 годы), пояснил «Газете.Ru», что невозможно в принципе было всем стать миллионером при том количестве собственности, которая была выставлена на приватизацию.

К тому же у власти были опасения, что народ просто проигнорирует приватизацию, не поняв ее целей. Тогда идеолог приватизации Анатолий Чубайс, стоявший во главе Госимущества, придумал, как сейчас говорят, рекламную акцию.

«Чубайс, помню, агитировал, чтобы подогреть интерес к приватизации, что за ваучер можно купить два автомобиля «Волга». Неудачно агитировал», — считает Нечаев. Но схема сработала. Чеки раздали.

Поначалу от чековой приватизации выиграли так называемые «красные директора» — руководители заводов и фабрик, сформировавшихся в Советском Союзе. Нередко они принуждали работников продавать свои акции, а для стимулирования этого процесса задерживали выплату зарплаты. Бывшие советские функционеры в итоге становились единоличными собственниками фабрик, заводов, цехов, пароходов.

Объегорили-обгайдарили

На самом деле купить часть госсобственности по выгодной цене могли только работники приватизируемых предприятий, остававшихся к тому времени на плаву.. Остальным, не занятым в производственной сфере, казалось, что выгоднее продать или вложить «эту бумажку» в чековый инвестиционный фонд. Эти фонды скупали за чеки акции приватизируемых предприятий.

Владельцам акций обещали большие барыши в будущем, но впоследствии большинство фондов растворились, а акции предприятий достались авторитетным товарищам.

Поскольку «красные директора» тоже не отличались финансовой грамотностью и не очень-то желали развивать вверенный им актив, то в течение нескольких лет реальными владельцами частных заводов стали финансово-промышленные группы, нередко с криминальным прошлым.

Передел собственности сопровождался кровавыми разборками. Шальные приватизационные деньги стали питательной средой для появления класса олигархов.

«Миллионы граждан были обмануты мошенниками. Мы помним многочисленные финансовые пирамиды на базе ваучерных фондов, когда у людей забрали ваучеры и потом украли их имущество, при этом заработав сверхприбыли и использовав их для приобретения государственных активов», — говорит Сергей Глазьев, советник президента РФ.

Он напомнил, что согласно отчету Генпрокуратуры Государственной думе, на один случай приватизации в среднем было зафиксировано одно преступление. В общем, объегорили-обгайдарили, возмущались россияне.

В последующем приватизационные деньги осели в инвесткомпаниях и частных банках, зарегистрированных в офшорах. И только в этом году Кремлем официально было объявлено, что олигархов в России нет.

Итог приватизации — госпереворот и олигархия

Последствия ваучерной приватизации оказались катастрофичными и для граждан, и для бизнеса и для государства.

Как отмечает Глазьев, «приватизировались не целостные производственно-технологические комплексы, способные к самостоятельному воспроизводству, а приватизировались юридические лица, которые в большинстве своем являлись производственно-хозяйственными единицами и никогда не функционировали в качестве целостных предприятий». Вследствие этого экономика «распалась на нежизнеспособные кусочки, большинство из которых оказались неконкурентоспособными, потеряли связь с партнерами по кооперации и свернули свою деятельность».

То есть приватизация 1992 – 1994 годов обернулась для страны экономической катастрофой, уверен Глазьев. И закончилась она госпереворотом, который зафиксировал криминализацию российского общества.

«Попытка Верховного Совета воспрепятствовать хаотизации российской экономики и ее раздроблению, разграблению и криминализации привела, как вы знаете, к госперевороту, расстрелу Верховного Совета в 1993 году и к формированию криминально-олигархической диктатуры, которую можно назвать «какократией» — властью худших», — оценивает Глазьев.

Дееспособность государственной власти резко снизилась и только в 2000 — х государство восстановило структуру управления.

Отдайте мне мои две «Волги»

А подавляющее большинство граждан и вовсе ничего не получило от приватизации. Сергей Календжян, доктор экономических наук, сокурсник по МГУ Андрея Нечаева и Егора Гайдара вспоминал, что часть денег потратил на покупку акций «Газпрома», «Регионнефтегаза» и на акции магазина «Березка», торговавшего за валюту импортными товарами, не доступными за рубли.

«Мне казалось, что это выгодное вложение, но «Березка» обанкротилась вместе с моей мини-долей. Еще меня окучивали фонды, предлагавшие продать акции. Я в итоге так и сделал спустя несколько лет. Выручил какую-то смешную сумму. Сколько именно, не могу даже вспомнить. В общем, вся эта приватизация прошла мимо меня фактически. Как и большинства граждан», — резюмирует Календжян.

Страну облетела анекдотическая история о том, как житель села Энергетик Владимирской области Владимир Кувшинов пытался отсудить у Чубайса обещанные две «Волги», на то время это был самый дорогой отечественный автомобиль.

Кувшинов отправил Чубайсу письмо, в котором просил совета, куда вложить ваучер, чтобы получить две «Волги». Чубайс посоветовал прикупить акции «Научного института лёгких сплавов». Не получил ни акций, ни «Волги».

Обратился в суд, но тут истек срок для подачи иска.

Многие россияне вообще не представляли, что с этим ваучером делать. Цена ваучеров падала с каждым месяцем и дошла до 3-4 тысяч рублей к середине 1993 года. Многие россияне просто продали или поменяли свои ваучеры на несколько пачек страшно дефицитного тогда стирального порошка или пару бутылок водки.

Экс-министр экономики (с 1994 по 1997 годы) Евгений Ясин вспоминал, что обещание Чубайсом двух «Волг» было «чисто пропагандистской задачей». Ясин убежден, что «приватизация справедливой не бывает» в принципе.

Критикам своей модели приватизации Чубайс отвечает так: в 90-е нужно выбирать между честной и нечестной приватизацией было невозможно. Выбор если и был, то «между бандитским коммунизмом и бандитским капитализмом».

В стране действительно появилась частная собственность. А это гарантировало невозврат к коммунизму. Но какой ценой? Соцопросы показывают, что россияне, спустя даже 27 лет после начала приватизации в России, не в восторге от капитализма по Чубайсу.

Россияне убеждены, что рыночные реформы приводят к ухудшению качества жизни, ругают либералов и мечтают о «сильной руке».

Научный руководитель Института экономики РАН Руслан Гринберг заявил в беседе с корреспондентом «Газеты.Ru», что приватизация, проведенная с наскоку и любой ценой, нанесла психологическую травму российскому народу.

Невозможно заставить людей полюбить реформы, если они ухудшают твое материальное положение, считает эксперт.

«Идея приватизации была скомпрометирована теми людьми, которые назвали себя либералами, таковыми не являясь. Они если и были либералами, то вульгарно-инфантильными, и уж точно корыстолюбивыми и властолюбивыми. Проповедовали, как говорят немцы, пить воду, а сами пили вино», — отмечает Гринберг.

По его словам, народ в 90-х «поверил в рынок, как в коммунизм, а теперь питает отвращение к либеральным реформам, стремление к свободному выбору дискредитировано, потому что обманули». «Народу говорили, потерпите до осени, а потом заживете, как в Люксембурге, а в итоге все богатства оказались у олигархов», — заключает Гринберг.

Источник: https://www.gazeta.ru/business/2019/08/14/12578695.shtml

Особенности ваучерной приватизации

Что такое ваучерная приватизация

Такое название получила приватизация, проводимая с помощью ваучеров. Цель подобных мероприятий – перевести в частные руки имущество, которое ранее находилось в собственности государства.

То же касается земли, природных ресурсов. Результат – получение каждым жителем России доли. Но на практике всё сложилось далеко не так идеально. Ваучерная приватизация оказалась неудачным решением.

 

Ваучерная приватизация – что это?

Приватизационным чеком или ваучером называют источник платежа для процедуры приватизации. Это разновидность ценных бумаг на заявителя, выпускаемых государством. С помощью такого инструмента гражданам дали возможность расплачиваться за акции или паи, ранее принадлежавшие инвестиционным фондам.

Фактически общенародные активы переходят частникам. Легко понять, что такое, ваучерной приватизации присущи и свои особенности.

История такой приватизации на территории России

Первый период распределения собственности принято называть «народной приватизацией». Этот процесс начался в 1990-ые годы прошлого века. Но безвозмездное распределение ваучеров оказалось эффективным только на протяжении первых десятилетий. 

Вскоре стало ясно, что оценка истинной рыночной стоимости таких бумаг не представляется возможной. Причина – недостаточно развитые рыночные отношения, зачаточное состояние фондового рынка. В зависимости от конкретных предприятий, цены на ваучеры были слишком разными.

Россия практически не извлекала выгоды из организованного процесса. 

Главный итог ваучерной приватизации состоял в том, что от командно-административной экономики страна перешла к рыночной модели. Монополия государства на большинство сфер хозяйствования была утрачена. Широкомасштабные процессы шли всего два года. 

В 1994 году начался этап приватизации, который получил название денежного. Целью было исправление ошибок, допущенных на предыдущих этапах. Следующими были залоговые аукционы, но и они практически не внесли в ситуацию ничего нового.

Преимущества и недостатки ваучерной приватизации

Экономисты изначально считали подобный процесс во многом противоречивым. Вот лишь некоторые проблемы:

  1. Отсутствие должной юридической базы.
  2. Большое количество лазеек в законах того времени.
  3. Разрушение плановой экономики.

Проведенная реформа защищала права только некоторых групп собственников, но далеко не всех.

Преимуществ отмечено практически не было. 

Виды

Приватизация государственного имущества предполагает использование нескольких основных схем:

  • Конкурсная, либо публичная продажа бумаг в адрес населения.
  • Выпуск акций, принадлежащих изначально предприятию.
  • Проведение открытых аукционов, с торгами.
  • Образование акционерного общества из любого предприятия. Либо используется форма ООО.

Кто такие ваучеры?

Как уже говорилось, ваучеры относились к персонифицированным ценным бумагам. Они дают возможность обмена на конкретное благо, связанное с реальной жизнью. В мировой практике тоже существует несколько направлений для применений ваучеров:

  1. Для расчёта с туристическими фирмами, когда нужна поездка.
  2. При оформлении недвижимости.
  3. Для устройства на работу, когда ваучерный тип схемы служит лишним подтверждением.

Нормальная цена ваучеров на территории России составляла 10 тысяч рублей.

В нашей стране чеки создавались для приобретения активов в собственности у государственных предприятий. Один ваучер мог использоваться, например, для приобретения 500 акций Газпрома. 

На каждого гражданина страны государство печатало около 150 миллионов ваучеров. 

Нормальная цена претерпела двойное снижение к 1993 году. После этого показатель вернулся к номиналу. Но за последующие два года  в РФ было проведено большое количество аукционов, где при помощи ваучеров выкупили около 70% предприятий.

Когда закончился ваучерный период?

Последний этап такой приватизации предполагает распродажу крупных государственных активов «за живые деньги». Залоговые аукционы были открыты осенью 1995 года. Главный принцип работы таких мероприятий и объединений – передача государством своего контрольного пакета акций во временное пользование.  Ваучер не так сложно разобрать.

Вторая сторона-участник этого процесса – крупные коммерческие предприятия и банки. Взамен должны были предоставлять ссуды для того, чтобы финансировать бюджетные расходы. При этом государство должно было вернуть ссуды банкам спустя некоторое время. Если этого не происходило – то пакеты с акциями навсегда оставались в собственности у второй стороны. 

Поэтому компании переходили в собственность немногочисленных бизнесменов, имевших тесные связи с членами правительства.

Более 16 тысяч государственных компаний было распродано, пока шёл этот период. Около 70% всей промышленности попало в частные руки. Значительной части объектов малой приватизации произошедшее тоже коснулось. Большинство регионов закончили прямую приватизацию к 1994 году. 

Но в результате и трудовые коллективы получили некоторые льготы. Акции выбирала большая часть населения. И с ними особого успеха не было, вскоре ценные бумаги снова переходили к собственникам компаний. А сами предприятия быстро прекращали свою деятельность.

Выводы

В России произошло еще одно явление – «спонтанная приватизация». Это было, когда выпустили Закон СССР о государственном предприятии. Фактически текст описывал, что трудовые коллективы компаний становятся независимыми от государства. Произошел переход собственности в руки тех, кто фактически владел ею на момент принятия закона.

Главный итог приватизации – появление большого количества частных собственников. Но они, по большей части, волновались только о получении прибыли, мало представляли себе дальнейшее развитие отраслей. Производство и качество услуг оказалось на втором месте. На денежный этап возлагали большие надежды, но и этот процесс мало что исправил. 

Источник: https://onlinezakon.com/gk-rf/osobennosti-vautchernoy-privatizatsii

Что такое ваучерная приватизация

Что такое ваучерная приватизация

Экономическое положение страны в 1991 году находилось в плачевном состоянии. Собственность государства одновременно принадлежала всем, и в то же время никому конкретно. Не было людей, заинтересованных в развитии предприятий.

Никто не хотел нести ответственность за качество организации труда и системы оплаты. Курса дальнейшего экономического развития не было. Развал Советского Союза усугубил и так непростую ситуацию.

Нужно было принять решительные действия, для того чтобы не развалить экономику окончательно.

Было решено начать процесс приватизации. Надеялись на то, что новые владельцы будут заинтересованы в развитии предприятий и получении с них прибыли.

Однако упустили из вида, что правовая система устарела, а новую, соответствующую нынешней обстановке, еще не разработали. В связи с этим процесс приватизации прошел не так, как ожидали изначально.

Многие люди остались недовольны итогами разгосударствления и до сих пор требуют пересмотра результатов.

В чем суть ваучерной приватизации?

По сути, чековая приватизация предполагает передачу государственной собственности частникам для создания акционерных обществ. Большую часть имущества государство решило передать народу на безвозмездной основе. Любой гражданин имел право приобрести во владение часть собственности. Проведением ваучерной приватизации занимались Анатолий Чубайс и Егор Гайдар.

Изначально предполагали оформлять именные чеки. В банке должны были открыть счета на каждого гражданина, куда он мог бы положить средства от продажи своей части имущества. Никто другой снять эти деньги со счета, кроме владельца, не мог.

Банк сообщил, что для организации такого процесса и возможности для обслуживания такого количества населения понадобятся годы. Поэтому от этой идеи отказались. Времени у государства не было.

Нужно было предпринимать определенные шаги как можно быстрее, чтобы экономика страны не рухнула окончательно.

В итоге каждый гражданин должен был приобрести часть какой-либо собственности и от своей доли получать дивиденды. Но, так как от системы именных чеков отказались, не удалось добиться задуманного. Получилось, что обогатился только небольшой круг людей, представители которого оказались проворнее, менее принципиальными и честными, чем остальные.

Ваучерный этап приватизации начался в 1992 году с поступлением в оборот приватизационных чеков, так называемых ваучеров. Их общая сумма составила 1400 млрд руб. Именно во столько было оценено государственное имущество. Ваучеры не раздавали бесплатно, их можно было купить за 25 руб.

, при этом номинальная стоимость каждого чека составляла 10 000 руб. Но на деле стоимость ваучера колебалась в зависимости от предприятия, чьи акции выкупались, и от его месторасположения. В больших городах и на развитых предприятиях за один ваучер можно было купить акций на порядок меньше. Так что стоимость в 10 000 руб. являлась символичной.

Были случаи, что чеки меняли на продукты: хлеб, гречку, водку.

Выдавались приватизационные чеки Сбербанком, имели неограниченный срок реализации. Каждый гражданин имел право получить один ваучер, независимо от того, взрослый это человек или ребенок. Таким образом, семья, состоявшая из 3 человек, получала 3 чека.

Большинство простых граждан понятия не имели, что делать с приватизационными ваучерами. Чтобы выручить хоть что-то с этих бумаг, люди стали просто их продавать.

Так как чеки не были именными, их продавали за бесценок любому заинтересованному лицу. Спекулянты активно принялись за работу, стали массово скупать приватизационные ваучеры.

Цена на чеки стала стремительно падать, и уже к 1993 году она составляла 3–4 тыс. руб. за ваучер.

Активно стали создаваться чековые инвестиционные фонды с целью помочь гражданам правильно использовать ваучеры. Их обменивали на акции различных предприятий и компаний. Людей прельщала идея, что представители фонда сделают все сами. Человеку остается только получать хорошие дивиденды.

ЧИФы обещали баснословный доход от приобретенных акций. Однако всем этим финансовым пирамидам суждено было в итоге развалиться. Государство с самого начала было в курсе преступных махинаций чековых инвестиционных фондов.

Однако такая деятельность помогала уменьшить денежный объем наличных средств у граждан, что способствовало борьбе с гиперинфляцией.

Очень скоро для приобретения акций ваучеры уже были не нужны. Долю на предприятии можно было купить за наличные средства. От ваучерной приватизации осталось только название.

В итоге 99% простых граждан «прогорели» на приобретении приватизационных чеков. Народ тогда еще не знал, однако данная система и была на это направлена.

Нормативная база приватизации 1992–1994 годов

Источник: https://privatizacia.info/vauchernaya/

После ваучера: 25 лет назад в России началась денежная приватизация

Что такое ваучерная приватизация

1 июля 1994 года в России начался переход к денежной приватизации. При формировании рыночной экономики передача госимущества в частные руки с помощью ваучеров не оправдала ожиданий властей.

Контроль над большинством предприятий сохранили оставшиеся с советских времён руководители, а рядовые граждане и зарубежные инвесторы не могли получить доступ к управлению компаниями. Более того, на фоне кризиса бюджет остро нуждался в дополнительном финансировании.

Так руководство страны разрешило выкупать акции предприятий за деньги.

В первые годы после распада СССР российская экономика предпринимала начальные попытки перехода к рыночному механизму.

Перераспределение госимущества с помощью приватизационных чеков должно было создать класс частных собственников и повысить эффективность национальных компаний.

Между тем государство испытывало острую нехватку финансов, а зарубежные инвесторы и рядовые граждане по-прежнему не могли приобрести большие объёмы акций российских предприятий. Так, 1 июля 1994 года произошёл переход от ваучерной к денежной приватизации.

Также по теме

От общего — к частному: 25 лет назад в России началась чековая приватизация

14 августа 1992 года Борис Ельцин подписал указ о введении ваучерной приватизации в России. В условиях экономического кризиса…

В целом, как отмечают опрошенные RT эксперты, приватизация в России проходила в несколько этапов и преследовала две ключевые цели: изменить структуру экономики и пополнить государственный бюджет в период кризиса.

Первая стадия приватизации стартовала в 1992 году. Согласно указу Бориса Ельцина, значительную часть государственного имущества было решено безвозмездно передать российским гражданам.

Основным способом стало распределение госсобственности через ценные бумаги. Каждый гражданин получил право на приватизационный чек (ваучер) номиналом 10 тыс. рублей.

Его можно было продать по рыночной цене или обменять на акции предприятия.

Как заявлял автор реформы Анатолий Чубайс, путём приватизации страна должна была построить капитализм «причём в несколько ударных лет, выполнив ту норму выработки, на которую у остального мира ушли столетия».

Как объяснил в интервью RT профессор кафедры экономики РЭШ Валерий Черноокий, за счёт вовлечения населения в процесс руководство страны намеревалось за короткое время резко нарастить долю частных собственников и снизить влияние госсектора на экономику. Таким образом, планировалось закрепить переход к рыночной экономике и сделать невозможным возврат к неэффективной плановой системе хозяйствования СССР.

«Большинство государственных предприятий, доставшихся в наследство от советской плановой экономики, были убыточными. Приватизация, по мнению реформаторов, должна была привлечь частных собственников, заинтересованных в реструктуризации предприятий и повышении эффективности производства и управления», — добавил Черноокий.

В ходе первичной (малой) приватизации были проведены аукционы по продаже небольших предприятий бытового обслуживания — магазинов, ресторанов, кафе. В свою очередь, крупные и средние предприятия не продавались, а были превращены в открытые акционерные общества. Ценные бумаги частично передавались трудовым коллективам, а частично могли быть выкуплены за приватизационные чеки.

Примечательно, что оборонные и приносящие самый высокий доход предприятия остались в государственной собственности.

В общей сложности к концу 1994 года было приватизировано 112 тыс. бывших госпредприятий.

Отметим, что, помимо частичной передачи государственного имущества, приватизация подразумевала и привлечение иностранных инвестиций в страну. По словам экспертов, с приходом зарубежных инвесторов планировалось создать конкурентную среду на российском рынке.

Между тем, как отмечает Валерий Черноокий, преимущественным правом на приобретение акций (за ваучеры или по льготной цене) обладали в основном только работники и менеджеры приватизируемых предприятий. Как следствие, к 1994 году большинство крупных компаний перешло под прямой или косвенный контроль назначенных ещё в советское время руководителей, так называемых красных директоров.

«И работники, и менеджеры выступали резко против прихода внешних акционеров: первые опасались увольнений, а вторые — потери контроля над предприятием. Всё это тормозило дальнейшую реструктуризацию и повышение эффективности бывших госпредприятий, на которые рассчитывало правительство», — пояснил экономист.

Вторая попытка

Для облегчения появления новых инвесторов в акционерном капитале компаний с 1 июля 1994 года был проведён переход от чековой к денежной приватизации. Соответствующий указ Борис Ельцин подписал несколько позже — 22 июля.

Спустя почти полгода Государственная дума официально признала неудовлетворительными итоги чекового этапа приватизации.

В своём постановлении от 9 декабря 1994 года нижняя палата парламента заявила о несоответствии достигнутых результатов основным целям социально-экономических реформ.

Новая модель приватизации должна была привлечь инвестиции для перестройки работы предприятий. В период чековой приватизации крупные компании испытывали острую нехватку денег для дальнейшего развития.

По данным Счётной палаты, в 1990 году доля отчислений на модернизацию производства составляла 12,1% от общих затрат на промышленную продукцию.

В 1992-м показатель упал до 2,6%, а в 1993-м составил лишь 0,9%.

При этом основной целью денежной приватизации должно было стать пополнение федерального бюджета. Поступившие в государственную казну деньги планировалось потратить на финансирование социальных программ и направлений по реструктуризации экономики. Об этом в беседе с RT рассказал заведующий кафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС Константин Корищенко.

Также по теме

Время перезагрузки: 20 лет назад в России произошёл дефолт

17 августа 1998 года правительство России объявило технический дефолт по долговым обязательствам страны. Безудержный рост госдолга,…

Необходимость собрать как можно больше средств для выполнения социальных обязательств государством стала одной из причин появления залоговых аукционов.

Закон о бюджете на 1995 год запрещал продавать акции высокодоходных предприятий. Между тем в рамках новой схемы частные банки предоставляли государству кредиты под залог акций крупных компаний.

Если заём не был возвращён, заложенные ценные бумаги переходили в собственность кредиторов.   

С ноября по декабрь 1995 года на залоговые аукционы были выставлены акции 12 сырьевых и инфраструктурных компаний. В общей сложности сумма поступлений в бюджет составила $886,1 млн, но в конечном счёте все 12 займов не были выплачены банкам, и предприятия перешли в собственность кредиторов.   

При этом, как отмечали в Счётной палате, пополнение бюджета за счёт залоговых аукционов прошло недостаточно эффективно.

Так, по оценке ведомства, стоимость предлагаемых в залог акций была либо недооценена, либо намеренно занижена. Более того, итоговый размер получаемых кредитов лишь незначительно превышал стартовую цену.

Таким образом, аукционы проходили не на состязательной основе банков, как предполагалось изначально.

Позже в своей книге «Президентский марафон» Борис Ельцин вспоминал: «Говорят, что наша собственность была при продаже недооценена. Мол, продали её за бесценок. Да, абсолютно правильно.

Продали за бесценок, относительный, конечно, — за сотни миллионов долларов. Но больше никто не давал.

Именно столько, сколько смогли заплатить российские бизнесмены, столько и стоило на тот момент данное предприятие. Не больше и не меньше».

Ваучер на память

Эксперты неоднозначно оценивают итоги приватизации в России. Так, поставленные цели во многом были выполнены, и страна перешла к системе рыночной экономики. В то же время, по словам экономистов, реформа не привела к ожидаемому росту эффективности бывших госпредприятий и одновременно спровоцировала увеличение преступных действий среди новых собственников.

«Позитивные стороны очевидны. Была создана масштабная и массовая частная собственность, которой практически не было в СССР.

Кроме того, реформа послужила начальным толчком к формированию фондового рынка, а также дала определённые поступления в бюджет.

Но любое дело требует обучения, и создание частной собственности в отсутствие навыков обращения с ней привело к существенному перекосу отношений в сторону криминализации», — отмечает Константин Корищенко.

Кроме того, по словам экспертов, у рядовых граждан не было первоначальных денежных накоплений для покупки больших пакетов акций компаний, а выданные россиянам ваучеры не давали возможности участвовать в управлении предприятиями.

«Изначально ваучерная приватизация имела высокую поддержку среди населения. Однако большинству так и не удалось стать капиталистами, и постепенно одобрение приватизации и частной собственности снизилось.

Кто-то продал свой ваучер за бесценок, кто-то потерял вложения в чековых инвестиционных фондах, кто-то вложился в предприятие-банкрот, а кто-то просто сохранил ваучер на память», — заключил Валерий Черноокий.

Источник: https://russian.rt.com/business/article/645796-rossiya-ekonomika-privatizaciya

Ваучерная приватизация

Что такое ваучерная приватизация

Определение 1

Приватизационный чек (ваучер) – это источник платежа при приватизации, ценная бумага на предъявителя, выпущенная государством, с помощью которой граждане Российской Федерации расплачивались за акции (паи) инвестиционных фондов.

Ваучерная приватизация является фактической приватизацией активов, которые относятся к общенародным.

В России ваучерная приватизация проводилась с 1992 года по 1 июля 1994 года. Реформаторами экономической системы страны она определялась ка первый шаг к передаче государственной собственности частным лицам.

Основные этапы правительственной программы приватизации

Программа приватизации делилась на два этапа:

  1. Ваучерный этап;
  2. Денежный.

На первом этапе ваучерной приватизации предполагалось, что в течение 3-4 лет большинство государственных предприятий должно было быть преобразовано в акционерные общества и распределено среди всех российских граждан. Масштабы такой приватизации и ограниченные сроки были беспрецедентны в истории экономики мира.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Правительство страны было нацелено на придание программе приватизации статуса «народной». Однако, все сложилось иначе, и общенародный характер перераспределения активов государства среди населения оказался имитацией. Каждый гражданин России, в том числе новорожденные и люди пенсионного возраста, получили приватизационный ваучер, дающий право на владение частью государственного имущества.

Стоимость одного ваучера составляла 10000 рублей. Данная сумма денег по тем временам равнялась половине стоимости отечественных «Жигулей».

Приватизационной программой предусматривалось, что в 1993 году население сможет продать ваучеры, получив за них наличные деньги, или же обменять на акции приватизируемых компаний.

В результате, либерализация цен и, движущаяся быстрыми темпами, инфляция в скором времени привели к обесцениванию ваучера настолько, что к завершению 1993 года за 10000 рублей можно было приобрести всего лишь 3-4 бутылки водки.

Предусматривалось несколько моделей приватизации. Основной из них была схема, при которой руководство и работники предприятия объявляли о закрытом акционерном обществе. Акции подобных компаний не выставлялись на рынок.

Руководящее звено предприятия фактически устанавливало контроль над ним и в большинстве случаев скупало те акции, которые были распределены между рабочими.

В результате, хотя и некоторое количество акций предприятий, попавших под приватизацию, распределились между множеством небольших акционеров, сумма реальных владельцев бизнеса выросла незначительно.

Таким образом, все граждане России на некоторое время стали кандидатами на владение собственностью, а затем стало очевидно, что большинство из них не может получить доступ к бывшим государственным активам.

Следующий этап приватизации следует сразу после завершения ваучерной приватизации и заключается в распродаже крупных активов государства за «живые деньги». Осенью 1995 года открылись залоговые аукционы.

Они работали по принципу передачи государством во временную собственность крупным коммерческим банкам своего контрольного пакета акций в высокодоходных компаниях, например, нефтяные компании, «Норильский никель» и др.

Взамен долей государства банками должны были предоставляться ссуды правительству для финансирования бюджетных расходов. В течение определенного времени государство должно было вернуть ссуды банковскому сектору. В случае невозврата ссуд, государственные пакеты акций переходили кредиторам в собственность.

Таком образом, объясняя срочной необходимостью пополнения бюджета, многие компании государственного сектора перешли в руки немногочисленных бизнесменов, которые имели тесные связи в правительстве.

Результаты ваучерного периода приватизации в России

Всего за период ваучерной приватизации было распродано более 16 тысяч государственных компаний. На конец 1994 года посредством ваучерных сделок около 70% всей национальной промышленности оказалось в частной собственности.

Также перешла в руки частных лиц значительная часть объектов малой приватизации. К ней относились более 85 тысяч магазинов, ресторанов, кафе и т.п. В большинстве регионов малая приватизация завершилась в конце 1994 года.

К этому же времени образовалось около 20 тысяч обществ акционерного типа на базе средних и крупных компаний.

Трудовые коллективы получили от государства несколько вариантов льгот. Значительная часть населения (около 75%) выбирала акции. Предполагалось, что данная форма собственности помогала избегать установления контроля извне над предприятиями. Однако, данный вариант не ознаменовался успехом, поскольку все акции скупались руководством компаний.

Почти треть всех ваучеров распродалась за бесценок при помощи чековых инвестиционных фондов. 22 миллиона граждан заключили сделки с подобными фондами. В результате ваучеры, которые были внесены в инвестиционные фонды, не принесли никаких доходов, поскольку данные организации в скором времени прекращали свою деятельность.

В этой ситуации работники становились владельцами акций лишь на короткий промежуток времени.

Замечание 1

Главный итог ваучерной приватизации заключался в переходе от командно-административной модели экономики к рыночной. Государство лишилось монополии большинства сфер национального хозяйства. Весь процесс занял всего пару лет. Ваучеры эффективно уничтожали существующую экономико-социальную систему. А при разрушении прежних основ не происходило роста экономики.

Итогом ваучерного этапа приватизации являлось большое число частных собственников, которые, в большинстве случаев, не были ответственными и эффективными предпринимателями, не имели представления о специфике отрасли. В первую очередь собственников волновало получение прибыли, а не производство и качество услуг.

Большие надежды возлагались на денежный этап приватизации, при котором предполагалось сглаживание недостатков и исправление ошибок, допущенных при выпуске и продаже ваучеров.

Источник: https://spravochnick.ru/ekonomika/celi_i_funkcii_privatizacii/vauchernaya_privatizaciya/

Ваучерная приватизация перерастает

Что такое ваучерная приватизация

ИЗ ВЯЛОТЕКУЩЕЙ В ХРОНИЧЕСКУЮ

За истекшее полугодие на шести аукционах Херсонского регионального центра для открытой продажи предложены акции 869 предприятий страны, из них 55 — херсонские.

Из 35 предприятий области на 24-27-м аукционах 22 продали свои пакеты в объеме более 70 процентов уставного фонда, 11 — менее 70 процентов, а 2 — не получили ни одного приватизационного имущественного сертификата.

На 30-м июльском аукционе предлагались акции 16 местных предприятий. Из них только два расположены в областном центре, остальные — преимущественно средние, обслуживающие агропромышленный комплекс региона.

Как и ожидалось, наибольший интерес проявлен к акциям ОАО «Херсонский нефтеперерабатывающий комплекс». Спрос на небольшой пакет (почти 5,2 процента уставного фонда) более чем в 30 раз превысил предложение.

А как с остальными объектами приватизации?

имеет стоимость

Результат закономерен, обусловлен ажиотажем вокруг ХНПК, поднятым задолго до аукциона.

Различные варианты будущих имущественных отношений между государством, коллективом и инвестором, а также производные от них планы размещения акций создали предприятию имидж высокодоходного.

Даже само слово «нефть» в его названии для многих владельцев ваучеров, да и торговцев ценными бумагами, идентифицируется со словом «деньги». Тем не менее, генеральный директор ХНПК Анатолий Сомиков иного мнения на сей счет.

— Если бы передо мной стояла задача выгодно вложить большие средства, — считает он, — я бы не спешил стать хозяином нашего предприятия.

Завод прежде всего нуждается в стабильной поставке сырья, а денежные вложения я бы поставил на второе место. Ведь при работе на полную мощность мы смогли бы обновить оборудование за счет собственных накоплений.

Любой иной способ инвестирования не снимет проблему надежного обеспечения нефтью.

Обеспечить поставки сырья, понятное дело, под силу солидному инвестору, настоящему собственнику. Приобретаемые же финансовыми посредниками небольшие пакеты акций, как правило, предназначены для спекуляции на вторичном рынке. Порой ведь небольшой пакет, весом в один-два процента, оказывается решающим для обретения контрольного. На это и рассчитывают.

Тем не менее, драчка за лакомый кусочек началась в Херсоне вместе со льготной продажей акций членам коллектива. Некое ООО «БОН-инвест», к примеру, объявило в местных СМИ о скупке акций. По сведениям из различных источников, разные покупатели платили от 0,5 до двух гривен за акции номинальной стоимостью в 50 коп.

В то же время грубые подсчеты рыночной стоимости акций показывают, что она уже сейчас составляет никак не меньше трех гривен за каждую. А будет продаваться по цене, которая неизвестно когда сложится. Предприятие относится к стратегически важным, и дальнейшая приватизация пойдет по особой схеме.

Как бы то ни было, сам факт скупки акций на корню свидетельствует об активизации вторичного рынка и его можно считать явлением положительным.

Вместе с тем и отрицательным. Психология торговца акциями мало чем отличается от психологии лавочника, и логично предположить, что торговцы ценных бумаг будут вести себя по принципу: дешевеют — придержим, дорожают — сбагрим.

И это нормально при развитых рыночных отношениях, но не при первичном дележе государственного пирога: не исключено, что тактика ожидания цены будет помехой в определении истинного хозяина.

А это — потеря времени для предприятия, которое, по мнению многих специалистов, в нынешнем режиме долго не протянет.

о 51 проценте

Сложнее складывается судьба других предприятий-участников июльского аукциона. За редким исключением, посредник ими не интересуется, перспектива некоторых и вовсе туманна по причинам, не зависящим от финансовых показателей.

Ивановская пищевкусовая фабрика — предприятие откровенно старое. Основные фонды изношены почти на 90 процентов. Разнообразием выпускаемой продукции не отличается: хлеб, горчица, подсолнечное масло, безалкогольные напитки из порошкового полусуррогата, еще какая-то мелочь.

— Ничего другого мы и не можем делать, — говорит директор фабрики Николай Гришко.

— Для конкурентоспособной продукции необходимо современное оборудование, но за какие деньги его приобретать? Могли бы выпускать рафинированное масло, товар ходкий, пользуется спросом да и стоит подороже.

Но за новое оборудование просят 60 тысяч гривен — сумма для нас нереальная. И так все остальное, за что ни возьмись. Инвестор нам нужен, хозяин. А такая приватизация… Да кому она нужна!

Честно говоря, меня несколько смутила категоричность директора. Но если призадуматься… Сорок работников вместе с руководством могут рассчитывать на льготные 14 процентов, 10 — остается в распоряжении ФГИ, 25 — предложено на аукционе. Оставшийся пакет в 51 процент, согласно закону об особенностях приватизации в АПК, должен достаться сельскому товаропроизводителю. Благо бы, одному.

Так ведь эти проценты «размазаны» на коллективы 17 хозяйств Ивановского района. Ко всему, владельцем акций должно стать физическое лицо, то есть селянин, который свой ваучер уже вложил в какое-то предприятие. Это в лучшем случае.

Как правило, сертификаты давным-давно перекочевали к перекупщикам, тем, которые назойливо возвещают на рынках о своем желании приобрести: «Золото — ваучеры!», «Ваучеры — золото!»

Хозяйство в принципе могло бы выступить финпосредником от имен своих работников. Но чтоб заняться подобным, необходимо иметь лицензию, специалистов. Нашим же сельхозпроизводителям не до того, своих забот хватает. С другой стороны, любое КСП, как юридическое лицо, владея хотя бы небольшим пакетом акций предприятия-переработчика, было бы заинтересовано в его процветании. Да у него денег нет.

— Такие небольшие перерабатывающие предприятия — наша головная боль, — говорит начальник отдела Херсонского ФГИ Татьяна Камышан. — Как правило, больше всего проблем именно с их акциями — слишком уж трудно идут. А ведь для размещения законодательно определен годовой срок.

Берут их неохотно, через год мы вынуждены выставлять пакеты акций этих предприятий на аукцион, за приватизационные сертификаты, затем — за компенсационные, и только после этого их можно продавать через фондовую биржу.

Приватизация затягивается на годы, отвлекаются специалисты, тратятся деньги, упускается время. А результат — мизерный.

Не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы прогнозировать такой же грустный результат и по иным причинам. Предположим невозможное: ивановцам удалось разместить акции с первого захода. В таком случае все равно хозяина ждать наивно. Акции фактически распылены среди великого множества мелких собственников, которых и собрать-то невозможно.

Выходит, хозяином предприятия не станет ни коллектив, ни кто-либо иной. Увы, от такой приватизации деньги в кассе не зашелестят, предприятие остается в столь же бедственном положении, что и до нее.

А у парламентариев, принявших столь ущербный закон, будет возможность в очередной раз указать на отсутствие положительного эффекта от приватизации.

Наверное, для коллектива, для Ивановского района да всей области было бы намного лучше, если бы фабрику купил, как говорится, с потрохами какой-нибудь хозяин, пусть за символическую цену, да вдохнул бы жизнь в полуживое производство. А перспектива для него просматривается: Ивановка — это же глубинка, а следовательно, сельские приусадебные хозяйства — неплохая сырьевая база. Но пока ивановцы переживут все этапы приватизации, от фабрики вряд ли что останется.

А дальше что?

Ивановское предприятие хоть работает, имеет небольшую прибыль. Но на аукцион выставлены акции, прямо скажем, заведомо безнадежных «больных».

К примеру, предприятие «Херсонмонолитстрой» приватизируется уже более двух лет, четвертый раз участвует в аукционе, и, похоже, конца этому не видно.

Не разумнее ли такие предприятия просто ликвидировать или найти вариант перепрофилирования? Возможны, наверное, и другие пути, только не бесконечная тягомотина.

Проблем и неопределенностей в сложном деле ваучерной приватизации — хоть отбавляй. Как-то идет она по инерции, по кругу. Люди пассивны, чувствуется психологическое неприятие дела руководством да и неподготовленность специалистов хозяйств.

Объяснение этому найти можно. Скажите, как растолковать не очень экономически подготовленному гражданину заумное понятие «корпоратизация», которое в переводе на нормальный язык означает всего лишь переименование обычного предприятия в некое акционерное общество со стопроцентной государственной долей собственности.

Председатель не менее условного правления АО — всего лишь обычный директор (менеджер, управляющий), с которым хозяин, в данном случае государство, заключил договор на выполнение функции руководителя сроком на 5 лет? Как объяснить необходимость нашей хронической ваучерной приватизации, от которой, как известно, ни денег не появляется, ни хозяина.

Подобных сложностей информационно-пропагандистского плана больше чем достаточно. Надо отдать должное работникам херсонских служб приватизации — они выезжают на места, встречаются с людьми. Но могут ли объять необъятное немногочисленные коллективы и могут ли переломить настроение людей в условиях давно уже дискредитировавшей себя вялотекущей ваучерной приватизации?

Источник: https://zn.ua/ECONOMICS/vauchernaya_privatizatsiya_pererastaet.html

Без споров
Добавить комментарий